Роль общения в психическом развитии ребенка

Полезный материал на тему: "Роль общения в психическом развитии ребенка" с полным описанием от профессионалов понятным для людей языком.

Bookitut.ru

Роль общения в психическом развитии ребенка

Три группы фактов доказывают решающую роль общения в общем психическом развитии ребенка:

1) изучение «детей–маугли»;

2) исследование природы и причин так называемого госпитализма;

3) прямое выявление влияния общения на психическое развитие в формирующих экспериментах.

«Детей–маугли» изредка находят среди животных (главным образом волков), и они всегда привлекают к себе пристальное внимание ученых и неспециалистов. Результаты психологического исследования детей, выросших в изоляции от общества, обнаруживают у них глубокое и необратимое недоразвитие (R. Davis, 1940; А. Gesell, 1941). Правда, выяснить связь психической отсталости с изоляцией от человеческого общества до сих пор строго не удается (см., например, критический анализ некоторых случаев этого рода у Л. Стоуна (L. Stone, 1954)). Но сегодня никто не сомневается, что приспособление к жизни среди животных вызывает у маленького ребенка, попавшего в их среду, отклонение от пути, по которому обычно идут человеческие дети. Без поддержки взрослых он не использует свою природную способность стать «человеком разумным», а затем, по–видимому, и вовсе ее теряет. Увы! «Маугли» и «Тарзаны» не прекрасные люди с гордой осанкой и светлым взором, управляющие царством зверей, как их рисуют книги и фильмы, а передвигающиеся на четвереньках существа, полностью зависящие от вскормивших их животных.

Явление госпитализма обнаружилось при первых попытках наладить внесемейное воспитание оставшихся без родителей маленьких детей. В конце прошлого и начале нынешнего века появились частные и государственные приюты, которые вскоре превратились в «фабрики ангелов» – так велика была смертность, особенно в первые месяцы и годы жизни детей. Дети, которые оставались жить, резко отставали в общем физическом, и особенно в психическом развитии: к 3 годам они не владели простейшими навыками самообслуживания, не соблюдали опрятность, почти не говорили, плохо поддавались воспитательным воздействиям, проявляли поразительную пассивность или, напротив, суетливость и агрессивность. Описанный комплекс и получил название госпитализма. Грубые формы госпитализма привлекали внимание общественности также в период второй мировой войны, когда в европейских странах многократно увеличилось количество сирот.

Драматические картины госпитализма нарисовал в своих работах Р. Спитц (R. Spitz, 1945, 1946а, в). Он наблюдал, например, детей одного детского дома, которые с 3 мес. воспитывались без родителей. При хорошем питании и уходе 37 % из них погибли в первые 2 года. В живых остался 21 ребенок, младшему было к описываемому автором моменту 2 года, а старшему – 4 года 1 мес.; 5 из них совсем не умели передвигаться и сидеть, 3 лишь сидели без поддержки, 8 ходили с посторонней помощью и 5 – самостоятельно, 12 детей не умели есть с ложки, 20 – сами одеваться. Поразительно слабым было развитие речи детей: 6 из 21 не говорили совсем, 12 произносили по 2–5 слов и лишь один умел составлять фразы. Р. Спитц описал особое невротическое состояние детей, назвав его «аналитической депрессией»; его симптомами были печаль, замыкание ребенка в себе, ареактивность, заторможенность, потеря аппетита, бессонница.

Р. Спитц, а также другие психологи – сторонники неофрейдистского направления связывают госпитализм с отсутствием материнского ухода за ребенком. Широко применяя английский термин mothering (R. Schaffer, 1977) – «материнская забота», образованный от слова mother – «мать», и не особенно думая о точном научном анализе его содержания, эти исследователи видят в контактах младенца с матерью проявление примитивных социальных влечений ребенка и устраняются от исследования действительной природы содержания этих контактов.[3]

Несомненная заслуга У. Голдфарба (W. Goldfarb, 1943, 1944), М. Риббл (М. Ribble, 1943), Р. Спитца (R. Spitz, 1945), а также А. Фрейд и С. Данн (А. Freud, S. Dann, 1951), Х. Рейнголд (Н. Rheingold, 1959) и др. состоит в том, что они привлекли внимание ученых и практических работников к общению маленьких детей с близкими взрослыми, показали его великую роль в правильном развитии ребенка и гармоническом формировании его личности, подчеркнули значение самых первых месяцев и лет жизни для замыкания содержательных, глубоко насыщенных контактов детей со взрослыми. Но – вольно или невольно – работы неофрейдистского направления настроили людей против общественного воспитания детей и тем самым тормозили развитие его сети и усовершенствование его методов. Используя термин mothering, исследователи из психоаналитической группы акцентировали незаменимость именно биологической матери и роковой для ребенка характер разлуки именно с нею – родившей его женщиной. Р. Заззо (1967) отмечал, что во Франции работницы боятся отдавать детей в ясли, опасаясь, что «там из них сделают дураков», а напуганы они были как раз популярными лекциями неофрейдистского типа.

Между тем ничего фатального в разлуке с матерью для ребенка нет. Конечно, если мать жива и может воспитывать ребенка, естественно, проще и лучше всего, когда она сама занимается своими детьми. Ее интерес к ним, ласка, забота имеют, надо думать, определенную биологическую основу, как у всех видов, детеныши которых рождаются беспомощными. Но природная основа – лишь то, с чего начинается развитие родительской любви у человека. Если у животных инстинкты продолжения рода и заботы о потомстве – темное, слепое чувство, то любовь родителей к своим детям – это светлая, высокая, истинно нравственная эмоция, сочетающаяся с пониманием того, что дети – наследники дела отцов, его вершители и продолжатели. Поэтому посторонний человек в принципе способен заменить ребенку мать – целиком, если тот остался сиротой, или частично, если мать есть, но работает. Нужно только, чтобы этот человек четко осознавал свою ответственность и ясно понимал, что и как он должен делать с ребенком. И вот здесь необычайно важна роль науки – нормальной физиологии, педиатрии, педагогики и, конечно, психологии.

Первыми в мире достигли успехов в искоренении госпитализма советские педиатры и физиологи, установившие, что главной причиной этого тяжкого состояния является недостаток контактов маленького ребенка–сироты со взрослыми, или «дефицит общения», по выражению Н. М. Щелованова. Вместе с Н. М. Аксариной он создал научные основы воспитания в нашей стране детей раннего возраста в яслях и домах ребенка, поставив во главу угла педагогическую работу с ними с первых дней жизни и поместив в центр этой работы общение персонала с воспитанниками (Воспитание детей., 1955). Новый подход к ребенку привел к искоренению госпитализма в советских детских учреждениях закрытого типа (домах ребенка, дошкольных детских домах).

Читайте так же:  Гиперактивные дети сдвг

Правда, искоренить госпитализм мало – нужно еще постоянно следить за тем, чтобы он не появился снова (М. Ю. Кистяковская, 1970). Последние десятилетия психологи всех стран заняты разработкой путей усовершенствования воспитания ребенка в детских учреждениях разного типа. Значение последних признают теперь во всем мире: в США (В. L. White, 1975), Англии (Р. Leach, 1979), Швеции (V. Carlsson, L. Carlsson, М. Akerman, 1976) и в социалистических странах (Шмидт–Кольмер Е., Атанасова–Вукова А. // Социальная адаптация…, 1980). В Польше и Чехословакии пробуют создавать детские учреждения нового типа (например, «семейные» детские дома), в Венгрии постоянно совершенствуют систему воспитания в детском доме, в частности педагоги М. Винце, Э. Пиклер, А. Тардош и др. (см.: М. Davit, G. Appef, 1973). И это понятно. Ведь традиции семейного воспитания складывались тысячелетиями, а общественное воспитание, в общем, дело и детище XX в.

Психологи считают, что в общественной сфере все еще сохраняется основа для сглаженных, мягких форм госпитализма, и поэтому ученые и практики не должны ослаблять свои усилия, постоянно работая над развитием и усовершенствованием воспитательных воздействий на детей.

Общение и его роль в развитии ребенка дошкольного возраста
статья по теме

статья для работников дошкольных учреждений

Вложение Размер
statya.docx 17.71 КБ

Предварительный просмотр:

Общение и его роль в развитии ребенка дошкольного возраста .

Изучение общения показывает сложность , разнообразие , проявление этого явления. Сложность общения требует выделение его составляющих , описание структуры. Одним из часто употребляемых является подход , при котором выделяются три взаимосвязанных стороны общения:

— информативную ( или коммуникативную ), которая заключается в обмене информации между общающимися людьми;

  • взаимодействие ( или интерактивную), проявляющую в обмене между участниками общения не только знаниями , идеями , состояниями , но и действиями;
  • понимание ( или перцептивную), представляющую собой прогресс восприятия , оценки и понимания партнерами по общению друг друга.

Как показали исследования Л.С.Выготского , общение играет решающую роль не только в обогащении содержания детского сознания, в приобретении ребенком новых знаний и умений; оно также определяет опосредственное строение высших, человеческих психических процессов.

Роль общения в психическом развитии изучали также А.В.Запорожец, М.И.Лисина, З.М.Богуславская.

Значение общения для воспитания.

Общение – социально-психологическое явление, иногда рассматриваемое

как психологическая категория. Общение – такой процесс взаимодействия людей, в котором участвующие в нем лица оказывают более или менее сильное влияние на притязания и намерения, на мысли, состояния и чувства друг друга.
Общение – это обмен информацией между людьми, их взаимодействие. Общение является первичной, доминирующей формой отношения человека к окружающей среде.

Значение общения – это содержательная сторона знака как элемента, опосредствующего познание окружающей действительности. Вступая в общение, т.е. обращаясь к кому-либо с вопросом, просьбой, приказанием, люди с необходимостью ставят перед собой цель оказать воздействие на другого человека, добиться понимания. Цели общения отражают потребности совместной деятельности людей. Цель общения – это то ради чего у человека возникает данный вид активности.

Главным условием психического развития ребенка является его общение со взрослым. Недостаточное по количеству и обедненное по содержанию общение детей раннего возраста со взрослыми приводит к тяжелым последствиям, получившим название госпитализма. Несмотря на хорошее питание, гигиенический уход и медицинское обслуживание, дети, растущие в условиях «дефицита общения», резко отстают в своем психическом, а также в физическом развитии.

Потребность в эмоциональном общении, имеющая огромное положительное значение для развития ребенка, может приводить и к отрицательным проявлениям. Если взрослый старается постоянно находиться с ребенком, то ребенок привыкает непрерывно требовать внимания, не интересуется игрушками.

При правильных методах воспитания непосредственное общение (общение ради общения), уступает место общению по поводу предметов, игрушек, перерастающему в совместную деятельность взрослого и ребенка. Взрослый не только удовлетворяет растущие потребности ребенка и учит его действовать с предметами. Он определенным образом оценивает поведение ребенка, поощряет его улыбкой, хмурит брови и грозит пальцем, если ребенок поступает не так как следует. Благодаря этому ребенок постепенно усваивает положительные привычки, учится правильно себя вести.

Нарастающая потребность в общении со взрослым вступает в противоречие с возможностями общения. Это противоречие находит свое разрешение в понимании человеческой речи, а затем и в овладении ею.

Таким образом, общение ребенка со взрослыми, сверстниками играет важную роль в психическом, умственном развитии, что влияет на воспитание.

Роль общения в психическом развитии ребенка

Выготский высказывался о том, что все высшие психические функции человека первоначально формируются как внешние, т.е. такие, в реализации которых учавствует не один, а минимум два субъекта. И лишь постепенно они становятся внутренними, превращаются из «интерпсихических» в «интрапсихические» (1983) Разработка взглядов Выготского привела к созданию советскими психологами оригинальной концепции детского развития, в рамках которой развитие ребенка понимается как процесс присвоения детьми общественно-исторического опыта, накопленного предшествующими поколениями человечества.

Опыт описанного рода овеществлен в продуктах мат. и дух. культуры людей, но он скрыт в них таким образом, что непосредственно усмотреть его нельзя – новое поколение может извлечь его только при помощи старших, которые с этой точки зрения являются как бы живыми носителями общечеловеческого опыта. Общение со старшими для маленького ребенка служит единственно возможным контекстом, в котором он постигает и «присваивает» добытое людьми ранее. Вот почему общение – главнейший фактор общего психического развития детей. Важно подчеркнуть, что при этом общение играет решающую роль не только в обогащении содержания детского сознания, определяет опосредствованное строение специфически человеческих психических процессов.

Три группы факторов доказывают решающую роль общения в общем психическом развитии ребенка: 1) изучение детей-«Маугли», 2) исследование природы и причин госпитализма и 3) прямое выявление влияния общения на психическое развитие в формирующих экспериментах.

Влияние общения на общее психическое развитие ребенка. Общение с взрослыми влияет на развитие детей на всех этапах раннего и дошкольного детства. С возрастом ребенка роль общения не усиливается или уменьшается, а его значение становится все сложнее и глубже по мере того, как обогащается душевная жизнь ребенка, расширяются его связи с миром и появляются все новые его способности.

Основное и наиболее яркое позитивное влияние общения состоит в его способности ускорять ход развития детей: 1) в самой области общения; 2) в области любознательности; 3) в сфере их эмоциональных переживаний; 4) при формировании любви к взрослому; 5) в сфере овладения речью; 6) в сфере личности и самосознания, — во всех сферах психической жизни ребенка.

Читайте так же:  Как повысить интеллект

Пути влияния общения на психическое развитие детей. Общение с ухаживающим за ним взрослым становится для ребенка источником не сравнимых ни с чем других ярких, переменчивых и лично к нему адресованных воздействий, без которых младенец может испытывать недостаток впечатлений. Взрослый выступает как объект для восприятия младенца и как субъект для общения с ним. С возрастом, когда активность детей многократно повышается и они способны сами легко отыскивать новые впечатления, бродя по дому или за его пределами, значение объектных качеств взрослого уменьшается.

Еще один путь воздействия общения на развитие детей – это обогащение опыта ребенка. Взрослый знакомит ребенка с книгами, берет их с собой в путешествия, он открывает для него мир музыки. Да и в самом общении взрослый дает детям возможность испытывать сладость утешения, радость взаимопонимания, сопереживания, от чувства общности, совпадения своих мнений и оценок со взглядами мудрого и опытного старшего человека.

Далее, в общении взрослые нередко прямо ставят перед детьми задачу овладеть каким-то новым знанием, новым умением, овладение речью с помощью взрослого развивает мышление и самосознание ребенка.

Еще один путь влияния общения на развитие психики детей – это подкрепление взрослым усилий ребенка, их поддержка и коррекция.

Важнейший путь влияния общения на псих. развитие детей состоит в том, что ребенок в контактах с взрослым наблюдает его деятельность и черпает в ней образцы для подражания.

Контакты ребенка со сверстниками имеют основное значение для раскрытия его творческого, оригинального начала. Отсутствие ограничений и запретов старших способствует повышенной раскованности детей и их свободному самовыявлению.

Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Роль общения в психическом развитии ребёнка
консультация на тему

Общение — один из важнейших факторов общего психического развития ребенка. Только в контакте со взрослыми людьми возможно усвоение детьми общественно-исторического опыта человечества.

Вложение Размер
16rol_obshcheniya_v_psihicheskom_razvitii_rebyonka.odt 104.28 КБ

Предварительный просмотр:

Роль общения в психическом развитии ребёнка

Общение — один из важнейших факторов общего психического развития ребенка. Только в контакте со взрослыми людьми возможно усвоение детьми общественно-исторического опыта человечества.

Л. С. Выготский * считал, что отношение ребенка к миру — зависимая и производная величина от самых непосредственных и конкретных его отношений к взрослому человеку.

Общение- основа доверительных отношений между ребенком и взрослым, которые ведут, в последствии к гармоничному развитию ребенка.

С одной стороны полноценное общение, будь то с взрослым или со сверстниками, ведет к правильному всестороннему развитию.

С другой стороны само развитие, или взросление ведет к потребности в общении, на новые более сложные уровни.

Мать — это первая земная вселенная ребенка. Эмоции матери, оказывая либо положительное, либо отрицательное влияние на его психику.

В течение первого года жизни: потребность в другом человеке, в общении с ним, в его внимании и поддержке трудно переоценить.. Эти потребности в дальнейшем становятся важнейшими для нравственного формирования ребенка.

Вывод очевиден: чем больше взрослые общаются с ребенком, тем интенсивнее идет его физическое и психическое развитие.

Развитие потребности в общении

Различают несколько этапов развития потребности в общении ребенка со взрослым:

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

-Потребность во внимании и доброжелательности взрослого. Это достаточное условие благополучия ребенка в первом полугодии жизни.

[1]

-Нужда в сотрудничестве или в соучастии взрослого. Такое содержание потребности в общении появляется у ребенка после овладения им произвольным хватанием (с 6 месяцев).

-Нужда в уважительном отношении взрослого. Она возникает на фоне познавательной деятельности детей, направленной на установление чувственно не воспринимаемых взаимосвязей в физическом мире. Дети стремятся к своеобразному «теоретическому» сотрудничеству со взрослым, выражающемуся в совместном обсуждении явлений и событий предметного мира. Только понимание взрослым важности для ребенка этих вопросов обеспечивает такое сотрудничество.

-Потребность во взаимопонимании и сопереживании взрослого. Эта потребность возникает в связи с интересом детей к миру человеческих взаимоотношений и обусловлена овладением детьми правилами и нормами их отношений. Ребенок стремится добиться общности взглядов со взрослым. Это позволит малышу использовать их как руководство в своих поступках.

В раннем возрасте у детей выделяются четыре формы общения со взрослым:

Развитие форм общения со взрослыми у детей от рождения до 7 лет

^ Значение ситуативно–личностного общения состоит в том, что оно стимулирует формирование у младенцев перцептивных действий в разных анализаторных системах. Вначале эти действия обслуживают общение, но, усвоенные в социальной сфере, начинают затем использоваться и для знакомства с предметным миром, что приводит к общему значительному прогрессу когнитивных процессов у детей. Важнейшее достижение первого полугодия жизни – овладение хватанием – тоже связано с деятельностью общения, так как вскидывание ручек составляет один из элементов комплекса оживления, а происходящие при этом столкновения с предметами кладут начало формированию целенаправленного действия хватания.

Возникновение хватания – первого собственно приспособительного поведенческого акта младенца – приводит к тому, что дети начинают манипулировать с предметами, и со второго полугодия жизни предметные действия–манипуляции занимают положение ведущей деятельности. Умеющий действовать с предметами ребенок становится в новую позицию по отношению ко взрослому. Место ситуативно–личностного общения, ничем не опосредствованного, занимает новая, более сложная форма, которую мы назвали ситуативно–деловым общением.

^ Значение ситуативно–делового общения мы видим главным образом в том, что оно приводит к дальнейшему развитию и качественному преобразованию предметной деятельности детей (к переходу от отдельных действий к процессуальным играм) и возникновению и развитию речи. Но овладение речью позволяет детям преодолеть ограниченность ситуативного общения и перейти от чисто практического сотрудничества со взрослым к сотрудничеству, так сказать, «теоретическому». Рамки прежней формы общения через некоторое время становятся тесными, разламываются, и дети переходят к более высокой форме коммуникативной деятельности, которую мы называем внеситуативно–познавательным общением.

^ Значение внеситуативно–познавательного общения детей со взрослыми состоит, на наш взгляд, в том, что оно помогает детям неизмеримо расширить рамки мира, доступного для их познания, позволяет им приоткрыть взаимосвязь явлений, узнать о существовании причинно–следственных и иных отношений между предметами и явлениями. Поддержка взрослого, его постоянная помощь становятся важным условием развития мышления детей. Вместе с тем познание мира предметов и физических явлений вскоре перестает исчерпывать интересы детей. Их все больше привлекают события, происходящие в социальной сфере, тем более что большинство предметов, окружающих детей, также являются продуктами деятельности ума и рук человека. Развитие мышления и познавательных интересов дошкольников выходит за рамки третьей генетической формы общения, где оно получало опору и стимул, и преобразует общую жизнедеятельность детей, в соответствии с которой преобразуется и деятельность их общения со взрослым.

^ Значение внеситуативно–личностного общения в общем психическом развитии ребенка мы видим в том, что оно вводит ребенка в сложный по своей структуре мир людей и позволяет ему занять в этом мире адекватное место. Ребенок научается ориентироваться в социальной сфере и устанавливает многообразные сложные отношения с окружающими людьми. Он усваивает правила общежития, понятие о своих правах и обязанностях. Наконец, ребенок приобщается к моральным и нравственным ценностям общества, в котором живет. Усвоенный опыт и знания дошкольники моделируют в сюжетно–ролевых играх и применяют в своей реальной жизненной практике под контролем и руководством взрослого. Благодаря достижениям детей во внеситуативно–личностном общении они приходят в состояние готовности к школьному обучению, важной частью которого является умение ребенка воспринять взрослого в роли учителя и занять по отношению к нему позицию ученика со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Роль общения в психическом развитии ребенка

ССР – РЕБ-ВЗР, ситуация «Мы».

Для ребёнка первого года жизни общение составляет неотъемлемую и важную часть его жизни. Поначалу ребёнок не различает себя и мать, но к концу первого года жизни у него формируется представление о перманентном объекте. Это происходит из-за того, что ребёнок постепенно «привыкает» к тому, что мать может временно отсутствовать, но он уже знает, что она обязательно вернётся. Общение является ведущим типом деятельности этого возраста.

Мать является источником удовлетворения потребностей ребёнка, где так же происходит непрерывное общение.

Способы реакции на предметы (+,-), происходит отрыв эмоционального состояния от предмета, негативизм (в результате фрустрации некоторых потребностей), аффективно-заряженные предметы, акт хватания, совместная речь с другим человеком (Выготский), перманентный Объект (Божович).

ССР – РЕБ-ПРЕДМЕТ-ВЗР (совместные действия ребёнка и взрослого по поводу предмета).

Ведущим типом деятельности является предметно-орудийная. В результате манипуляций с Объектом при руководстве взрослого ребёнок начинает считать выполняемое им действие своим. Формируется феномен «Я – сам». Общение ребёнка и взрослого приобретает теперь дополнительные функцию – «помогающую» или «подсказывающую» как надо.

В этом возрасте развивается «человеческая» речь, которая играет важную функциональную роль – ребёнок научается с её помощью высказывать своё отношение к чему-либо, спрашивать и.т.п.

В кризисе 3-х лет проявляются: негативизм, упрямство, строптивость, своеволие/своенравие, протест/бунт, обесценивание, стремление к деспотизму (1 реб), стремление к ревности (неск детей). Это бунт против авторитарного воспитания.

ССР – РЕБ-ВЗР, РЕБ-ВОСПИТ, РЕБ-РЕБ.

В этом возрасте общение приобретает ещё одну качественную окраску – оно становиться похожим на общение в том смысле слова, которое используется в отношениях взрослых людей. Общение представляет собой взаимоотношения с широким кругом разных по возрасту людей (в детсаду – сверстники, воспитательница…). У ребёнка появляются друзья и в отношениях с ними (в игре, напр) он научается учитывать не только своё мнение, но и мнение других.

В игре ребёнок научается играть «первые» социальные роли, играть по правилам и.т.п. Игра позволяет ребёнку сориентироваться в системе отношений между людьми.

В результате происходит формирование этических инстанций, соподчинение мотивов.

ССР – РЕБ-УЧИТ, РЕБ-ВЗР, РЕБ-РЕБ.

Происходит перестройка всех психических процессов. Ранее сформированная картина мира усложняется, качественно наполняется. Ребёнок обретает чувство ответственности (Я – ученик), пусть до конца неосознанное, привитое взрослыми.

Общение происходит со сверстниками. Здесь развивается система дифференциации – «Я с тобой дружу, потому что ты…», «я с тобой не дружу, потому что ты…». Ребёнок узнаёт, что такое дружба. Общение строится в школе и на улице в коллективных играх.

[2]

12 – 14 лет. 15 – 18 лет.

ССР – ПОДР-ПОДР. ССР – ПОДР-ПОДР, ПОДР-ВЗР.

Происходит органическое, половое и социальное созревание. Сильно выражена депривация потребностей – стремление стать взрослым и невозможность этого. Общение со сверстниками приобретает как никогда значимую роль в жизни ребёнка (уже подростка). Здесь ребёнок пытается обрести свою идентичность, поныть чего он стоит. Сверстники часто «помогают» ему в этом. Но ограничить общение со сверстниками – это значит не дать ребёнку возможность научиться социальным отношениям, способности строить доверительные отношения с обоими полами, научиться различать «плохое» и «хорошее» (не только в социальном плане). Подросток осваивает моральные нормы: отношения равенства, уважения друг к другу. Формируется самосознание, самооценка – анализ своих возможностей

К концу школьного возраста происходит профессиональное самоопределение.

Заключение. Генезис общения в онтогенезе рассматривается как процесс формирования человеческого общения на протяжении жизни индивида. Это развитие происходит постепенно, начиная с реакций сосредоточения, возникающих у младенца в первые дни жизни при контактах с матерью (появление примерно на четвертой недели жизни улыбки в ответ на ласку взрослого). К четырем месяцам у младенцев появляется целостная реакция — комплекс оживления. К концу первого года жизни у детей формируется общение, опосредствованное предметными действиями в форме совместной игры и манипуляций. В дошкольном возрасте постепенное овладение речью позволяет ребенку все чаще выходить за пределы непосредственно воспринимаемых ситуаций, а к концу дошкольного возраста у детей появляется внеситуативное интимно-личностное общение. Общение ребенка со сверстниками возникает во втором полугодии первого года жизни. Общение с взрослыми служит основным средством овладения ребенком историческим опытом человечества. Особенно интенсивно развивается у ребенка в подростковом возрасте, благодаря чему сознание ребенка достигает качественно нового уровня развития.

Дефицит общения — снижение интенсивности и качества общения ребенка с другими людьми, обычно связанное с нахождением ребенка в детских учреждениях закрытого типа (больницах, детских домах, интернатах) или в семьях, в которых родителями не уделяется ребенку достаточного внимания. Дефицит общения, особенно в младенческом и раннем возрасте, приводит, как правило, к задержкам и отклонениям в психическом развитии.

Роль общения в психическом развитии младенца.

Несмотря на свою кажущуюся бессодержательность и при­митивность, первая форма общения, непосредственно-эмоциональная, играет исключительно важ­ную и даже ключевую роль для дальнейшего развития ребенка. В этот период закладываются наиболее фундаментальные, глу­бинные основания личности. Одно из них — выделенность самого себя и начальная форма самосознания. Эта первичная форма са­мосознания проявляется в положительном эмоциональном са­моощущении младенца: в ярких положительных эмоциях, в стрем­лении привлечь к себе взрослого, в его общей активности. Однако положительное самоощущение младенца зависит от ка­чества общения взрослого.

Глядя на взрослого и выделяя его действия, обращенные к не­му, младенец начинает выделять и чувствовать самого себя. Он осознает себя как субъекта общения и обращения взрослого. Его присутствие в этом мире становится очевидным через обра­щенность к нему близкого человека. Он чувствует, что взгляд, улыбка, слова взрослого направлены именно на него. Поэтому его представление о себе неразрывно связано со взрослым и его отношением. Его самоощущение отражает отношение взросло­го. Взрослый как бы является зеркалом, в котором младенец впервые видит и узнает себя. Это становится возможным в силу того, что взрослый относится к ребенку как к абсолютно само­ценной и уникальной личности и отвечает на каждое проявление младенца: его крик, движения, мимику.

Также было установлено, что приблизительно в первый год жизни у младенца развивается особая эмоциональная привязанность к тому, кто о нем заботится,— как правило, к матери. Если их привязанность друг к другу достаточно крепкая, ребенку впоследствии будет легче ладить с окружающими по сравнению с теми детьми, у которых отсутствовала подобная близость с матерью. Считается, что такая привязанность ребенка к матери должна сформироваться до трех лет.

Но что, если ребенок не получит необходимого внимания в этот решающий период, когда его мозг наиболее восприимчив к влиянию извне? Вот что по этому поводу сказала Марта Фаррелл Эриксон, которая в течение 20 лет наблюдала 267 матерей и их детей: «Недостаток внимания медленно, но верно разрушает душевное равновесие ребенка, отбивая у него всякое желание и потребность общаться с другими людьми и знакомиться с окружающим миром».

Желая наглядно показать, к каким серьезным последствиям приводит недостаток эмоционального общения, психиатр Брус Перри из Техасской детской больницы сказал: «Если бы меня спросили, что было бы страшнее для шестимесячного ребенка: сломать ему все кости или в течение двух месяцев игнорировать его эмоциональные потребности, я бы сказал, что первое было бы для него более гуманным». Почему? Как считает Перри, «кости могут срастись, но вот если ребенка на два месяца лишить важнейшей стимуляции деятельности мозга, это навсегда нарушит его мозговые функции». Не все согласятся с тем, что вред в этом случае столь непоправим. И все же, как показывают научные исследования, положительная эмоциональная среда крайне необходима для полноценного развития ребенка.

По словам некоторых врачей, сегодня становится все больше детей, которые не плачут и не улыбаются. Это явление названо вынужденной беспомощностью и обусловлено тем, что если потребность ребенка в общении постоянно игнорировать или неверно истолковывать, в конце концов он замкнется в себе.

Если не использовать возрастную восприимчивость ребенка, участок мозга, ответственный за умение сопереживать, может не развиться. В случае, когда об эмоциональных потребностях ребенка никто не заботится, его способность к сочувствию может быть безвозвратно утрачена. По мнению ученных, злоупотребление наркотиками и алкоголем, а также насилие в подростковом возрасте нередко является результатом эмоциональных травм, полученных в ранние годы.

Ситуативно-личностное общение младенца со взрослым в первом полугодии оказывает решающее влияние на появление хва­тательных движений и предметных действий ребенка. В 4—5 ме­сяцев у большинства детей возникают первые целенаправленные
хватательные движения — акт хватания. Эти движения первоначально организуются взрослым и рождаются как совместная деятельность ребенка со взрослым, хотя сами взрослые этого обычно не замечают.

Экспериментальные работы, приведенные выше, убедитель­но показывают, что предметные действия младенца возникают и развиваются под прямым влиянием ситуативно-личностного общения со взрослым: «добавка» такого общения приводит к су­щественному возрастанию интереса к предметам и повышению познавательной и двигательной активности детей, направлен­ной на предмет. Недостаток эмоционального, личностного общения, который обычно наблюдается у младенцев в доме ре­бенка, напротив, вызывает общую пассивность детей и отсут­ствие познавательных интересов.

Акт хватания, возникающий в конце первого полугодия, от­крывает новый период младенческого возраста, в котором воз­никают новая, манипулятивная деятельность ребенка и новая форма общения со взрослым.

Роль общения в психическом развитии ребенка

Читайте также:

  1. I. Задачи сопоставительного изучения общения детей со взрослыми и сверстниками
  2. II. Исторические повороты в развитии России
  3. II. Роль и функции общения со сверстниками в психическом развитии детей
  4. III. Исследование общения со сверстниками в отечественной психологии
  5. IV. Основные этапы развития общения со сверстниками в раннем и дошкольном детстве
  6. IV. Проблема диалога матери и ребенка
  7. А. Влияние общения на развитие ПА у младенцев
  8. Адаптивность, способность к обобщениям, нелинейные регуляторы, параллелизм, устойчивость к повреждениям
  9. Б. Влияние общения на развитие ПА у детей раннего возраста
  10. Барьеры общения.
  11. Будем друг друга любить, или Как на самом деле любить своего ребенка
  12. В данный период времени заканчивается сбор Душ и начинается новый этап в развитии человечества. Больше Души людей никогда не будут возвращаться в форму животного.

Три группы фактов доказывают решающую роль общения в общем психическом развитии ребенка:

1) изучение «детей–маугли»;

2) исследование природы и причин так называемого госпитализма;

[3]

3) прямое выявление влияния общения на психическое развитие в формирующих экспериментах.

«Детей–маугли» изредка находят среди животных (главным образом волков), и они всегда привлекают к себе пристальное внимание ученых и неспециалистов. Результаты психологического исследования детей, выросших в изоляции от общества, обнаруживают у них глубокое и необратимое недоразвитие (R. Davis, 1940; A. Gesell, 1941). Правда, выяснить связь психической отсталости с изоляцией от человеческого общества до сих пор строго не удается (см., например, критический анализ некоторых случаев этого рода у Л. Стоуна (L. Stone, 1954)). Но сегодня никто не сомневается, что приспособление к жизни среди животных вызывает у маленького ребенка, попавшего в их среду, отклонение от пути, по которому обычно идут человеческие дети. Без поддержки взрослых он не использует свою природную способность стать «человеком разумным», а затем, по–видимому, и вовсе ее теряет. Увы! «Маугли» и «Тарзаны» не прекрасные люди с гордой осанкой и светлым взором, управляющие царством зверей, как их рисуют книги и фильмы, а передвигающиеся на четвереньках существа, полностью зависящие от вскормивших их животных.

Явление госпитализма обнаружилось при первых попытках наладить внесемейное воспитание оставшихся без родителей маленьких детей. В конце прошлого и начале нынешнего века появились частные и государственные приюты, которые вскоре превратились в «фабрики ангелов» – так велика была смертность, особенно в первые месяцы и годы жизни детей. Дети, которые оставались жить, резко отставали в общем физическом, и особенно в психическом развитии: к 3 годам они не владели простейшими навыками самообслуживания, не соблюдали опрятность, почти не говорили, плохо поддавались воспитательным воздействиям, проявляли поразительную пассивность или, напротив, суетливость и агрессивность. Описанный комплекс и получил название госпитализма. Грубые формы госпитализма привлекали внимание общественности также в период второй мировой войны, когда в европейских странах многократно увеличилось количество сирот.

Драматические картины госпитализма нарисовал в своих работах Р. Спитц (R. Spitz, 1945, 1946а, в). Он наблюдал, например, детей одного детского дома, которые с 3 мес. воспитывались без родителей. При хорошем питании и уходе 37 % из них погибли в первые 2 года. В живых остался 21 ребенок, младшему было к описываемому автором моменту 2 года, а старшему – 4 года 1 мес.; 5 из них совсем не умели передвигаться и сидеть, 3 лишь сидели без поддержки, 8 ходили с посторонней помощью и 5 – самостоятельно, 12 детей не умели есть с ложки, 20 – сами одеваться. Поразительно слабым было развитие речи детей: 6 из 21 не говорили совсем, 12 произносили по 2–5 слов и лишь один умел составлять фразы. Р. Спитц описал особое невротическое состояние детей, назвав его «аналитической депрессией»; его симптомами были печаль, замыкание ребенка в себе, ареактивность, заторможенность, потеря аппетита, бессонница.

Р. Спитц, а также другие психологи – сторонники неофрейдистского направления связывают госпитализм с отсутствием материнского ухода за ребенком. Широко применяя английский термин mothering (R. Schaffer, 1977) – «материнская забота», образованный от слова mother – «мать», и не особенно думая о точном научном анализе его содержания, эти исследователи видят в контактах младенца с матерью проявление примитивных социальных влечений ребенка и устраняются от исследования действительной природы содержания этих контактов.[3]

Несомненная заслуга У. Голдфарба (W. Goldfarb, 1943, 1944), М. Риббл (М. Ribble, 1943), P. Спитца (R. Spitz, 1945), а также А. Фрейд и С. Данн (А. Freud, S. Dann, 1951), X. Рейнголд (Н. Rheingold, 1959) и др. состоит в том, что они привлекли внимание ученых и практических работников к общению маленьких детей с близкими взрослыми, показали его великую роль в правильном развитии ребенка и гармоническом формировании его личности, подчеркнули значение самых первых месяцев и лет жизни для замыкания содержательных, глубоко насыщенных контактов детей со взрослыми. Но – вольно или невольно – работы неофрейдистского направления настроили людей против общественного воспитания детей и тем самым тормозили развитие его сети и усовершенствование его методов. Используя термин mothering, исследователи из психоаналитической группы акцентировали незаменимость именно биологической матери и роковой для ребенка характер разлуки именно с нею – родившей его женщиной. Р. Заззо (1967) отмечал, что во Франции работницы боятся отдавать детей в ясли, опасаясь, что «там из них сделают дураков», а напуганы они были как раз популярными лекциями неофрейдистского типа.

Между тем ничего фатального в разлуке с матерью для ребенка нет. Конечно, если мать жива и может воспитывать ребенка, естественно, проще и лучше всего, когда она сама занимается своими детьми. Ее интерес к ним, ласка, забота имеют, надо думать, определенную биологическую основу, как у всех видов, детеныши которых рождаются беспомощными. Но природная основа – лишь то, с чего начинается развитие родительской любви у человека. Если у животных инстинкты продолжения рода и заботы о потомстве – темное, слепое чувство, то любовь родителей к своим детям – это светлая, высокая, истинно нравственная эмоция, сочетающаяся с пониманием того, что дети – наследники дела отцов, его вершители и продолжатели. Поэтому посторонний человек в принципе способен заменить ребенку мать – целиком, если тот остался сиротой, или частично, если мать есть, но работает. Нужно только, чтобы этот человек четко осознавал свою ответственность и ясно понимал, что и как он должен делать с ребенком. И вот здесь необычайно важна роль науки – нормальной физиологии, педиатрии, педагогики и, конечно, психологии.

Первыми в мире достигли успехов в искоренении госпитализма советские педиатры и физиологи, установившие, что главной причиной этого тяжкого состояния является недостаток контактов маленького ребенка–сироты со взрослыми, или «дефицит общения», по выражению Н. М. Щелованова. Вместе с Н. М. Аксариной он создал научные основы воспитания в нашей стране детей раннего возраста в яслях и домах ребенка, поставив во главу угла педагогическую работу с ними с первых дней жизни и поместив в центр этой работы общение персонала с воспитанниками (Воспитание детей., 1955). Новый подход к ребенку привел к искоренению госпитализма в советских детских учреждениях закрытого типа (домах ребенка, дошкольных детских домах).

Правда, искоренить госпитализм мало – нужно еще постоянно следить за тем, чтобы он не появился снова (М. Ю. Кистяковская, 1970). Последние десятилетия психологи всех стран заняты разработкой путей усовершенствования воспитания ребенка в детских учреждениях разного типа. Значение последних признают теперь во всем мире: в США (B. L. White, 1975), Англии (P. Leach, 1979), Швеции (V. Carlsson, L. Carlsson, M. Akerman, 1976) и в социалистических странах (Шмидт–Кольмер Е., Атанасова–Вукова А. // Социальная адаптация…, 1980). В Польше и Чехословакии пробуют создавать детские учреждения нового типа (например, «семейные» детские дома), в Венгрии постоянно совершенствуют систему воспитания в детском доме, в частности педагоги М. Винце, Э. Пиклер, А. Тардош и др. (см.: М. Davit, G. Appef, 1973). И это понятно. Ведь традиции семейного воспитания складывались тысячелетиями, а общественное воспитание, в общем, дело и детище XX в.

Психологи считают, что в общественной сфере все еще сохраняется основа для сглаженных, мягких форм госпитализма, и поэтому ученые и практики не должны ослаблять свои усилия, постоянно работая над развитием и усовершенствованием воспитательных воздействий на детей.

Дата добавления: 2015-06-04 ; Просмотров: 400 ; Нарушение авторских прав? ;

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источники


  1. Биркгофф, Г. Математика и психология / Г. Биркгофф. — М.: [не указано], 2016. — 971 c.

  2. Дункан Кризис доллара. Причины, последствия и пути выхода / Дункан, Ричард. — М.: Евро, 2013. — 296 c.

  3. Сергей Дольче Вита для двоих. Идем дальше / Сергей, Дина Волсини. — Москва: РГГУ, 2013. — 483 c.
  4. Маркова, Надежда За пределами одиночества / Надежда Маркова. — М.: ИГ «Весь», 2014. — 208 c.
    Роль общения в психическом развитии ребенка
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here